Пятница , Апрель 26 2019
Главная / В мире / Почему после плача мы сморкаемся?

Почему после плача мы сморкаемся?

Почему после плача мы сморкаемся?

 

  

  Отвечает Филипп Кузьменко,

  терапевт мобильной клиники Doc+

 

 


 

На самом деле человек плачет ежедневно, даже если этого не замечает ни он сам, ни окружающие. И настроение здесь ни при чем. О том, почему человек плачет, когда ему грустно, «Моя Планета» уже писала.

 

Слезные железы каждый день вырабатывают по 1 мл, то есть примерно по 20 капель слезной жидкости. Она защищает, увлажняет и очищает слизистые глаз и носа. Сначала выделенная жидкость попадает под нижнее веко, во время моргания распределяется по внешней поверхности глазного яблока. А потом стекает к внутреннему уголку глаза, откуда выводится по носослезному каналу в носовую полость и испаряется естественным образом.

 

Когда человек плачет, слезные железы выделяют до одной десертной ложки слез

 

Когда человек плачет, слезной жидкости становится больше, вплоть до 10 мл, а это уже одна десертная ложка слез. Столько жидкости слизистым глаз и носа не нужно, а значит, излишек также выводится в носовую полость, но вот испариться не успевает. Получается, что слезы смешиваются с выделениями слизистой носа и накапливаются. То есть то, что выделяет нос после того, как мы поплакали, насморком не является. Это просто… слезы.

 

 

Плач может привести и к другим последствиям. Так, иногда нос еще и краснеет. Это связано не только с частым высмаркиванием, но и с тем, что из-за большого количества слизи кровоток сосудов в носовой полости увеличивается. А покраснение щек — это обычная сосудистая реакция, обусловленная влиянием лимбической системы головного мозга, структуры, которая отвечает за эмоциональный фон.

 

Лечить последствия плача не надо. Обычно они проходят в течение получаса, когда спадает отек слизистой носа и нервное возбуждение.




<!—Категория: —>

<!—
if (typeof(pr) == 'undefined') { var pr = Math.floor(Math.random() * 4294967295) + 1; }
if (typeof(document.referrer) != 'undefined') {
if (typeof(afReferrer) == 'undefined') {
afReferrer = encodeURIComponent(document.referrer);
}
} else {
afReferrer = '';
}
var addate = new Date();
document.write('’);
// —>

(function(w, d, n, s, t) {
w[n] = w[n] || ;
w[n].push(function() {
Ya.Context.AdvManager.render({
blockId: «R-163191-3»,
renderTo: «yandex_ad_R-163191-3»,
async: true
});
});
t = d.getElementsByTagName(«script»)[0];
s = d.createElement(«script»);
s.type = «text/javascript»;
s.src = «//an.yandex.ru/system/context.js»;
s.async = true;
t.parentNode.insertBefore(s, t);
})(this, this.document, «yandexContextAsyncCallbacks»);

Источник статьи: moya-planeta.ru